Кузбасс попал в ретинг самых неблагополучных регионов

Кузбасс попал в ретинг самых неблагополучных регионов 30.09.2015 Комитет гражданских инициатив начал замерять регионы по степени социальных, политических и экономических рисков. Группа экспертов по заказу Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина разработала методику, которая позволяет оценить самые неблагополучные регионы с точки зрения экономической и политической ситуации, и выделила регионы, входящие в зону риска в условиях падающей экономики и нарастающей протестной активности. Методика оценки социально-экономической и политической напряженности в регионах России была представлена на заседании КГИ во вторник 29 сентября.

«Речь идет о том, что сочетание факторов может представлять риск роста социальной и политической напряженности в том или ином регионе. Если мы видим ухудшение социально-экономических показателей и политический дизайн не позволяет решать эти проблемы, то возможно накопление напряженности. Это чревато протестами», — сказал РБК один из соавторов методики, профессор кафедры сравнительной политологии НИУ ВШЭ Николай Петров. Рейтинг составлен на основе подсчетов целого ряда параметров политической и социально-экономической ситуации, отдельно анализировалась протестная активность в регионах с 1 января по 1 июля 2015 года.

Переменные анализа

При оценке политической ситуации учитывались однородность региональной элиты и наличие конфликтов среди ее представителей, а также количество изменений в кадровом составе среди чиновников и политиков за определенный период. Также учитывалось, насколько развита политическая конкуренция на выборах, защищены права оппозиции, независимы депутаты законодательных собраний, развита ли система местного самоуправления. Еще один показатель — работали ли руководители силовых структур (МВД, ФСБ, СК и т.д.) в регионе или «прикомандированы» туда федеральным центром.

Социально-экономические риски оценивались на основе положения жителей и состояния госсектора. В первом случае учитывались изменение реальных доходов населения, уровень безработицы и оборот розничной торговли. Во втором — доходы бюджета, уровень долга и динамика объема инвестиций. Эти факторы делились на краткосрочные (те, что ощущаются уже сейчас), средне- и долгосрочные, влияние которых проявится позднее.

В зоне риска

Как следует из материалов комитета, «регионы риска» с точки зрения социально-экономической ситуации, — это Коми, Карачаево-Черкесия, Чечня, Ингушетия, Псковская, Астраханская, Нижегородская, Кемеровская, Ивановская области.

В Коми, например, резко сократились показатели розничной торговли и инвестиций. По данным Комистата, оборот розничной торговли сократился на 12,4% к январю—июню предыдущего года (в целом по России на 8%), объем вложений в основной капитал упал на 31,3% (по сравнению с 5,4% в целом по России, по данным Минэкономразвития). В Ингушетии критическими показателями являются динамика доходов населения, показатель безработицы и уровень доходов бюджета. По данным за июнь реальные располагаемые доходы населения сократились на 7,1% по сравнению с июнем 2014 года (данные республиканской службы статистики, в целом по России снижение составило 3,5%), по данным за второй квартал в республике был зафиксирован самый высокий уровень безработицы в стране — 30,8%, доходы регионального бюджета Ингушетии снизились на 24,4%.

С точки зрения политической ситуации авторы методики отмечают высокие риски в Ингушетии, Туве, Мордовии, Курганской, Пензенской, Саратовской, Челябинской областях. Абсолютным антилидером с точки зрения кадровой нестабильности стал Севастополь, за ним — Сахалин и Еврейская автономная область, говорит РБК политолог Александр Кынев.

Протестная активность оценивалась по 10 категориям, включая трудовые права, социальные гарантии, проблемы предпринимателей и инвесторов, сферу ЖКХ, политику, выборы и местные органы власти. Также анализировалась частота публичных акций, связанных с деятельностью правоохранительных органов и коррупцией, с межэтническими отношениями и миграцией, с гуманитарными проблемами, культурой и историей и, наконец, с внешней политикой.

Политолог Александр Кынев добавил РБК, что в методике коррелируют между собой социально-экономические показатели, данные по наличию конфликта среди региональной элиты и «плохие институты», к примеру отсутствие независимых заксобраний. «Возможные протесты в данном случае — лишь возможные следствия сочетания этих факторов», — добавил он.

Кошелек важнее геополитики

Авторы методики отметили, что, судя по проанализированным данным, интерес к внешнеполитическим проблемам снижается, а к внутренним, социально-экономическим и политическим, напротив, растет. Это подтверждает ранее сделанные КГИ выводы о смене «протестных настроений» россиян, которые были зафиксированы в декабре 2014 года в «Мониторинге политических настроений россиян» экономиста Михаила Дмитриева и социолога Сергея Белановского. Белановский тогда не исключал в разговоре с РБК, что если кризис в экономике будет развиваться, то требования к властям могут вернуться на уровень начала 2000-х уже в 2015 году. В начале 2000-х россияне требовали в первую очередь экономического благополучия, а не гражданских свобод.

Сведение массива данных позволит «посмотреть на ситуацию в стране комплексно, сравнить регионы, определить болевые точки», считает глава КГИ Алексей Кудрин. По его словам, «это важная задача в условиях падения экономики».

РБК

Количество показов: 1029
Количество комментариев к элементу:  1

Возврат к списку



Комментарии


505
Да-а-а дела-а. Почему Коми попала в рейтинг и как докатилась до этого понятно, других причин нет. Но почему Кемеровская область в одной упряжке?
Имя Цитировать

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо